Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Масштабы Сталинских репрессий в цифрах


Результаты правления Сталина говорят сами за себя. Чтобы их обесценить, сформировать в общественном сознании негативную оценку сталинской эпохи, борцам с тоталитаризмом волей-неволей приходится нагнетать ужасы, приписывая Сталину чудовищные злодеяния.

Collapse )

Техника, флирт ......


«Monument du costume. Картины жизни конца XVIII столетия» в музейном комплексе Царицыно

«Было всё очень просто, было все очень мило:
Королева просила перерезать гранат».
Игорь Северянин

У советского поэта Михаила Светлова есть посвящение «Рабфаковке», где взгляд поэта скользит не столько по её «серенькому платью на спинке стула», сколько по страницам её учебников истории, где героинь две: Жанна Д`Арк и Мария-Антуанетта. Казнённых героинь. Светлов как бы сравнивает жертвы: девушка-воин и капризная мотовка. Обеих примирила жестокая участь. Сегодня нас интересует та вторая, «бесполезная» и хорошенькая. Та, что вошла в историю как расточительница и — разорительница, а ещё — как автор приписанного ей хамства насчёт «пирожных». Михаил Светлов, как всякий мужчина, любуется австриячкой: «Двух бокалов влюблённый звон / Тушит музыка менуэта,- / Это празднует Трианон / День Марии-Антуанетты». Но потом за всё придётся платить: «Палача не охватит дрожь / Кровь людей не меняет цвета,- / Гильотины весёлый нож / Ищет шею Антуанетты». Культ очаровательной королевы, созданный братьями Гонкурами в эру Наполеона III и Евгении Монтихо, оказался живучим и — художественно-плодотворным.Collapse )


Художник, который рисует задом,


Логотип nettavisenNettavisen, Норвегия

автор Эспен Тейген (Espen Teigen)

Норвежский художник Вегард Винге (Vegard Vinge) считается радикалом. Во время своих представлений он кидался в зрителей фекалиями и мочился на сцене.
Записи его выступлений вызывают бурную реакцию в социальных сетях.

Collapse )

Равенство полов начинается с дома — даже для Pussy Riot

Предупреждение :интервью - дикая смесь безумных идей Западного либерализма и российской либерды + как все это монетизировать.


Логотип The IndependentThe Independent, Великобритания

автор Харриет Мардсен (Harriet Marsden)

В Pussy Riot мужчин немного. Но хотя четкого состава у феминистской панк-группы нет, один мужчина в нем фигурирует постоянно — это Петр Верзилов. Муж Надежды Толоконниковой, известнейшей участницы группы, прославился тем, что боролся вместе с супругой, пока та отбывала срок, и выбежал на поле во время чемпионата мира по футболу в 2018 году — после чего был отравлен, предположительно, российской разведкой.

Гораздо менее известен художник и активист Алексей Кнедляковский, — он женат на другой бессменной участнице Лусине Джанян, — хотя первым мужчиной в Pussy Riot стал именно он. Ранее в этом году пара получила убежище в Швеции, — им и их детям угрожали кровавой расправой. На прошлой неделе пара выступила с лекцией об активистском искусстве на конференции Астрид Линдгрен в Стокгольме в 2019 году. После этого корреспондент «Индепендент» взяла у них первое эксклюзивное интервью.

Было немного сюрреалистично — хотя бы потому, что Кнедляковский утверждал, что политического искусства не бывает (вопреки своей же лекции), а, обсуждая феминизм, то и дело перебивал жену.

На типичных панков-анархистов эта парочка не похожа. Джанян — миниатюрная красавица-фея с огромными глазищами и копной неподатливых волос. Она заразительно хихикает с энергией учительницы младших классов. Долговязый и чопорно одетый Кнедляковский, напротив, невозмутим и говорит медленно, растягивая слова. Он похож на парня из техподдержки, который пришел починить принтер. Итак, перехожу к расспросам, когда они связались с анархистской группой?

«Нет, нет, ответа не будет», — говорит Кнедляковский, скрестив руки.

Видя мое замешательство, — они же только что прочли лекцию под именем Pussy Riot,Collapse )

По минному полю культуры .



Борис МЕЖУЕВ, философ

Говорить о 90-летнем пути, проделанном «Культурой», я не стану — ​слишком велик этот путь. Скажу о том моменте, когда стал читать газету регулярно. А случилось это в последних классах школы — ​по-моему, в 1986 году. Тогда вся страна жила мечтами о культурном ренессансе, который, как считалось, не мог не произойти после снятия запретов на все произведения искусства, во всяком случае не содержавшие прямой вызов коммунистической идеологии.

Уже в 1986-м была опубликована первая подборка стихов Гумилева, и в тот же год в одном из литературных журналов вышла ранняя повесть Набокова. А в следующем — ​1987-м — ​каждый номер любого «толстого» издания содержал то, без чего нельзя было считать себя культурным человеком: либо запрещенного Платонова, либо неизданного Булгакова, либо вернувшегося к читателям Ходасевича. Ну и, само собой, все тогда смотрели снятое с полки советское кино и слушали уже официально признанный русский рок.

«Советская культура», как могла, пыталась отразить и запечатлеть эти новинки, доходчиво рассказать о них читателям. И у нее получалось. Но, к сожалению, примерно с середины 1988 года советский интеллигент как будто устал от, казалось бы, столь чаемого им ранее «культурного возрождения».Collapse )